Ведите email

Сегодня Пятница, 19 Января 2018, 18:16 В Камышине
Завтра
Послезавтра
Передать привет на Радио Слушать Камышин FM Вход
Для входа на сайт
Ваш ник
Минимум 6 символов
Вы находитесь:

Интересные личности Камышина: история Николая Воробьева

Хочу обратить внимание читателей на неизвестные или малоизвестные страницы истории Камышина. Главные герои их - не «масштабные» личности: Александр Невский, Сталин… а простые люди, которые хотели просто честно жить. Эта статья, под названием «История одного ареста», из сборника «Город старый, город новый…», 1996 года, которую написала Татьяна Пластун, рассказывая об одном таком человеке, камышанине, директоре школы № 4 (ныне школа № 1), Николае Павловиче Воробьеве. Автор интересно и очень подробно, описывает историю школы и её первого директора.

Родился он в 1912 году в селе Валуйки Полтавского кантона Автономной Республики немцев Поволжья.  Территория республики занимала тогда 28, 2 тысячи кв. км. В ее состав входили 22 кантона (района). На территории Камышинского района располагалось 2 из них: Нижне-Добринский и Эрленбахский. Национальный состав республики был следующий: Немцы 66,4%, русские 20,4%, украинцы 12%, другие национальности 1,2%.

В 1930 году Николай закончил среднюю школу в селе Золотое. Затем - трехгодичная учеба в педагогическом институте г. Саратова. В институте Николай Павлович знакомится с выпускницей Камышинской ж/д школы Марией Черепановой, которая становится его женой и другом. После окончания института молодая семья приезжает в Камышин уже с сыном.

Николай Павлович сначала работал завучем гидромелиоративного техникума, затем директором новой школы № 4 (ныне № 1). Это школа была построена из кирпича разрушенного Вознесенского собора, находившегося недалеко (район стадиона Авангард).

Школа была открыта в 1936 году. Вот вырезка из местной газеты «Коллективист», статья называется «Радость»:

«Средняя школа № 4 открылась. Еще за долго до открытия школьники собрались у здания своей новой школы.

Радостные лица ребят гармонировали с внешним видом школы… Все здание как бы улыбается… Улыбается и скульптор Волоконский, придавший зданию школы, казалось бы такими незначительными скульптурными изображениями, привлекательный вид.

- Школа одна из лучших в крае, - так сказал осматривавший ее предрайисполком Г. Кузнецов…

Директор школы Воробьев произнес небольшую речь, в которой указал на заботу о детях партии и т. Сталина…».

Слова благодарности директора т. Сталину тогда звучали искренне, в своем дневнике Николай Павлович записал: «Я был наивен тогда, как и большинство простых людей. Я верил что существует «настоящая правда», что без преступления ты никогда не станешь преступником». Но приближалось страшное время, 1937 – 1938 годы, пик расправ с инакомыслящими.

Весной 1937 года был арестован друг Николая Павловича по институту, директор Николаевского педагогического техникума Сергей Поляков. Он часто гостил у Воробьевых в Камышине. Николая Павловича обвинили в связи с врагом народа. В сентябре на районной комсомольской конференции, делегатом которой был Николай Павлович, его и историка той же школы Корепанова обвинили в контрреволюционной  деятельности и связи с врагом народа Поляковым. За таким обвинением всегда следовали: исключение из партии, снятие с должности и как итог арест. Но этого было мало, на работе провели митинг с осуждением, вышла обличительная статья в газете, знакомые и соседи боялись поздороваться…

После ареста Николая Воробьева поместили в одиночную камеру здания НКВД г. Камышина. Из дневника: «Камера была очень маленькая, в ней стоял голый топчан, ведро для нечистот и высоко в потолке за крепкой металлической решеткой  небольшая электролампочка.  Дневного света не было, а электрический горел круглые сутки…  В двери был глазок, но настолько мал, что дежурный еле слышал мой голос. Камера была глухой и сырой…  По ночам… появлялись мыши».

«Допросы проходили, как правило, по ночам… Начинали в 10 утра до 5-6 вечера. Потом следовал перерыв на 4-5 часов. Примерно с 10 часов вечера работа продолжалась до 4-5 утра… При допросах никогда не разрешалось присесть, нужно было стоять в углу на почтительном расстоянии от стола следователя. Это стояние продолжалось 5-6 часов, а иногда и почти целые сутки. Ноги отекали, а если выражал жалобу или просьбу, то в ответ получал грубость и мат… Кормили очень плохо, так плохо, что выжить мог только молодой и здоровый организм. Выдавалось 600 г. черного, самого плохого сырого хлеба. Только нарочно можно испечь такой хлеб… 20 граммов сахара в сутки и 1 раз баланда… суп из гнилого картофеля и гнилой свеклы… Суп тюремный недели две я не ел совсем, а хлеб стал есть через 2-3 дня после полной голодовки. Кружилась голова, опухали ноги, но присесть (на допросах) не разрешали».

На допросах добивались примерно такого признания: я, Воробьев Н.П., в троцкистскую подпольную террористическую организацию был завербован в 1931 году, будучи студентом пединститута. Завербовал меня враг народа Поляков С. Я.».

Воробьеву Николаю Павловичу повезло. В январе 1938 года состоялся Пленум ЦК ВКП(б). Пленум обсудил вопрос «Об ошибках парторганизаций при исключении коммунистов из партии, о формально-бюрократическом отношении к апелляциям исключительных из ВКП(б) и о мерах по устранению этих недостатков» и приняли соответствующее постановление, в одном из пунктов которого предлагалось обкомам, райкомам партколлегии при ЦК ВКП(б) в 3-х месячный срок закончить рассмотрение всех апелляций.

24 марта Николая Павловича освободили. Была получена справка, в которой говорилось о сроке пребывания в тюрьме и освобождении по постановлению оперуполномоченного.

Исторические факты и интересные истории о Камышине и его личностях, читайте в авторской колонке Кирилла Коновалова.

Автор: Кирилл Коновалов

Фото: предоставлено автором



Новости Интервью Жизнь города Справочник Объявления ЧАТ + Консультант Видео Авторские колонки Опросы
Разработка сайта - студия "Максимус" KAMPORT.RU Интерактивный журнал Камышина. Наши контакты: 5-21-29 administrator@kamport.ru